Напишите нам Youtube-канал ARCHITIME.RU Google+ подписка на ARCHITIME.RU Новости ARCHITIME.RU в Твиттере Новости ARCHITIME.RU в Твиттере Новости ARCHITIME.RU в Facebook Подписаться на новости ARCHITIME.RU

   ARCHITIME.RU

Нижегородские романтики в Москве

 
Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".

С 20 мая по 10 июня московская галерея "Нагорная"
Объединения "Выставочные залы Москвы" при поддержке нижегородской галереи "ТОЛК" показывает работы стрит-арт художников Нижнего Новгорода.
В выставке "Уличные романтики" принимают участие несколько молодых авторов, в последние годы преобразивших пространство города, превратив его в галерею под открытым небом.

Корреспондент портала ARCHITIME.RU, выступающего информационным партнером мероприятия, поговорил с куратором выставки Анной Нистратовой и художником, арт-директором галереи "ТОЛК" Андреем Оленевым. Мы узнали, в чем же специфика нижегородского стрит-арта и почему его показывают в Москве.

 
 

На вопросы отвечает Анна Нистратова, куратор выставки.

- Расскажите, чем интересен нижегородский стрит-арт. Что это за явление и почему вы решили делать выставку в Москве?

- Нижегородское уличное искусство - уникальное явление, которое сильно отличается от стрит-арта остальной России и всего мира. Здесь образовалась сплоченная группа уличных художников, которая всего за несколько лет успела добиться очень многого. Все они начинали подростками, сначала просто рисовали граффити, "бомбили" (разрисовывали стены - прим. ред.), делали надписи. А сейчас уже делают настоящие произведения искусства. Мы решили привезти их работы в Москву, чтобы рассказать про нижегородский стрит-арт как явление. О нем мало кто знает за пределами тусовки.

- На такое стремительно развитие как-то повлияло городское пространство?

- Да, конечно. В Нижнем Новгороде очень интересная городская атмосфера - много старых домов, деревянной архитектуры. Видимо, сам город воздействовал на художников: они престали делать граффити, то есть рисовать шрифты, и перешли к очень интересным фигуративным формам.

Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".

- Как вы отбирали работы для показа?

- При подготовке такого рода выставок всегда возникает вопрос: как показывать уличное искусство в галерее? Но наши художники с самого начала работали не только на улице, но и в традиционных техниках: живопись, графика, шелкография, роспись по дереву. Поэтому мы решили, что те работы, которые можно привезти, покажем в оригинале. А росписи больших городских объектов - стен, башен - в фотографиях. Так будет видно не только само произведение, но и контекст улицы, в котором оно находится.

- Вы показываете уличное искусство в закрытом пространстве галереи. Не вызывает ли это диссонанс?

- Я не вижу конфликта в том, чтобы выставлять уличных художников в галерее. Обе среды естественны для искусства.

- Авторы, представленные на этой выставке, как-то вписаны в "официальную" городскую жизнь? Например, в Москве уличных художников часто приглашают оформлять будки во дворах, стены котельных. Среди тех, кто находится в андеграунде, это считается дурным тоном, но зато такие заказы приносят деньги.

- Нет, те, кого мы показываем, никак не вписаны официальную повестку, они рисуют без разрешения властей, но с согласия жителей домов. Естественно, трудно придти в чужой двор и начать рисовать, но обычно с жителями удается договориться. Люди в Нижнем Новгороде очень лояльно относятся к художникам.

Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".
Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".

- Это необычная ситуация. Во многих городах уличным художникам, наоборот, вызывают полицию.

- Да, это уникальная ситуация, для которой есть свои причины. Дело в том, что в Нижнем Новгороде существует огромная проблема деревянной архитектуры. Памятники деревянного зодчества уничтожаются: их сносят, сжигают. Именно поэтому жители обычно не против рисунков на домах. Логика такая - граффити сделает дом заметным объектом, и его будет сложнее уничтожить. Таким образом, стрит-арт защищает архитектуру.

- Какие художественные группы участвуют в выставке?

- Здесь несколько авторов, работающих индивидуально, и несколько групп. Команда "Той", например, состоит из двух человек - Севы и Ерора, коллектив "Muddlehood" из четырех - в него входят Андрей Оленев, Яков Хорев, Антон Мороков и Федор Махлаюк. Из тех, кто работает отдельно, у нас представлены Никита Nomerz, Андрей Дружаев, Вова Чернышев и Артем Филатов. Но все наши художники знакомы между собой, рисуют или рисовали вместе. Их трудно назвать единой группой, но это одно достаточно сплоченное сообщество.

- Качество работ очень высокое. У участников выставки есть художественное образование?

- Нет, ни у кого из них нет художественного образования. Только практика.
Обычно они начинали как хулиганы, а со временем стали настоящими художниками, способными создать удивительные вещи. Вообще те авторы, у которых есть уличный опыт, гораздо свободнее обращаются с пространством. В их работах больше внутренней энергии, потому что они изначально нацелены не на куратора, критика или коллекционера, а на анонимного зрителя. Это фундаментальная разница между современными художниками, выставляющимися в галереях, и представителями уличного искусства.

Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".

- Что вы как куратор выставки можете сказать о специфике нижегородского стрит-арта: художники чаще используют стену как холст или дополняют архитектурные объекты, исходя из их формы?

- В Нижнем Новгороде как раз часто идут от специфики объекта, и это одна из отличительных черт нижегородского стрит-арта. Город, видимо, оказал решающее влияние на художников, которые просто отказались от традиционных форм граффити. Граффити процветает во всем мире, но оно везде примерно одинаковое. Если вы приезжаете в Берлин, в Каир или в Москву, то видите на стенах одно и тоже. Нижний Новгород настолько богат интересными объектами, что они сами диктуют, что рисовать. Например, наш художник Никита Nomerz стал рисовать лица на зданиях. Он начал с лица на водонапорной башне, и эта работа сделала его известным во всём мире. Его произведения входили в сотню лучших работ мирового стрит-арта, причём неоднократно. Работы Никиты - хороший пример того, как объекты могут в прямом смысле слова обретать новое лицо.

Команда "Той" работает в своеобразной примитивной манере. Они настоящие современные бытописатели. Кто-то из художников, как, например, Андрей Оленев, создают свой собственный мир - философский и немного отвлечённый. Все показанные в Москве художники очень разные, и у каждого есть своё лицо, но, тем не менее, нижегородский стрит-арт - это цельное явление.

- Как вы видите развитие стрит-арта как искусства? Оно выросло из маргинальной среды и вначале считалось вандализмом. Прошло не так много времени - и объекты выставляется в галереях. Каким будет развитие этого вида искусства?

- Трудно сказать. Все очень быстро поняли, что стрит-арт и граффити - хороший и дешевый способ преобразования публичного пространства. Это не только российская, но и мировая тенденция. Сегодня художников приглашают делать большие стены, менять облик городов. Этот процесс будет продолжаться и дальше. Это называется паблик-арт, он всегда существовал, но в разных видах. В Советском союзе это были большие мозаики, а сейчас расписанные фасады.

Что касается нелегального направления стрит-арта и граффити, то, думаю, оно никуда не денется. Ведь это самый демократичный вид искусства. У тебя никто не спрашивает ни диплома, ни подтверждения твоих заслуг. Нужно только обладать достаточной смелостью, чтобы выйти на улицу и начать рисовать - это акт воли конкретного человека, одна из форм протеста против общества, поэтому всегда будут люди, которые рисуют только нелегально.

Конечно, многие уже давным-давно совмещают эти направления. Тот же Бэнкси - прекрасный пример большого автора, который выбрал улицу как медиа-пространство для своих робот. Но он так же хорош и в музее. У нас есть Миша Мост, московский художник, который очень успешно совмещает работу на улице и нелегальный бомбинг с серьёзными выставками в галереях Лондона, участием в биеннале современного искусства. Здесь всё зависит от художника, его внутренней энергии и выбранного пути.

На вопросы отвечает Андрей Оленев, художник, участник группы "Muddlehood",
арт-директор нижегородской галереи современного искусства "ТОЛК".

- Как вы пришли к стрит-арту? Вы застали переход граффити от вандализма к искусству?

- Граффити - это рисование надписей различными шрифтами, стрит-арт - фигуративные рисунки на стенах. Я как раз один из тех немногих художников, которые никогда не были граффитчиками. То есть я никогда не рисовал аэрозолем, не был в этой субкультуре, а сразу вышел на улицу с кистями и краской - в моём случае это краска на водной основе. Если ты рисуешь на улице, ты в любом случае общаешься с граффитчиками, соприкасаешься с этой средой, но сам я в этом жанре никогда не работал - только уличное рисование, стрит-арт.

Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".

- Насколько большая в Нижнем Новгороде тусовка стрит-артистов?

- Не очень большая, человек десять. Но зато это уникальное сообщество, которое очень тесно общается между собой. В общем, все мы и представлены на этой выставке.

- Есть какое-то противостояние тех, кто рисует то, что хочет, и тех, кто сотрудничает с властями города?


- Конечно. У нас есть художники, которые вышли из граффити и сейчас занимаются только коммерческой деятельностью - зарабатывают деньги заказами. Но это не стрит-арт, это оформительская деятельность или паблик-арт.

- Между вами есть какое-то противостояние?

- Мы просто не общаемся. Они сами по себе - мы сами по себе.

- Для вас стрит-арт это хобби? Он не приносит дохода?

- Нет, конечно. Если ты просто берешь краску и рисуешь на улице, то какой доход это может принести, кроме морального удовлетворения? У каждого в нашем сообществе свои источники дохода, и они совсем не всегда связаны с искусством. У меня как раз связаны - я работаю арт-директором галереи современного искусства "ТОЛК". Так что я на этой выставке не только как автор, но и как представитель организации-партнера.

Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".

- Какие здания вы предпочитаете?

- У нас в городе много уникальной деревянной архитектуры, и лично я работаю практически только с ней. Бывают, конечно, и кирпичные, и бетонные стены, но в основном дерево - это интересные объекты, и их иного.

- Как используется стена - просто как холст, или вы обыгрываете форму здания, расположение окон?

- Конечно, обыгрываем. Я очень люблю работать "под место". То есть сначала иду на объект, делаю фотографии, готовлю наброски - и только потом прихожу рисовать.

- Влияет ли фактура материала на краски и сюжеты?

- Да, конечно. Это как раз очень интересно. Дерево впитывает краску, и после дождя может случиться что-то невообразимое. Кроме того, с домами происходят самые разные вещи: они горят, перестраиваются, перекрашиваются. Иногда приходишь и видишь, что твой рисунок сохранился на половину - остальная часть дома переложена. Так это искусство продолжает жить после того, как ты сделал свою работу, и обрастает новыми смыслами.

- Вы как-то следите за судьбой домов, на которых есть ваши рисунки: фотографируете, протоколируете?

- Разумеется. На самом деле, все сосредоточено в центре, поэтому ты волей-неволей наблюдаешь за жизнью своих рисунков. Конечно, мы снимаем свои работы и выкладываем в интернет: и сразу после завершения, и спустя какое-то время, если с ними произошло что-то интересное.

- Сколько по времени живёт рисунок?

- Это невозможно предсказать. Может прожить день, а может и несколько лет. Например, у нас сесть проект outdoors - мы вывешиваем картины в нишах зданий или старых рамах, оставшихся от каких-нибудь досок объявлений. Эти работы пропадают за считанные часы - люди забирают их домой.

- Бывает, что в работу вмешиваются правоохранительные органы?

- В Нижнем Новгороде к рисункам относятся лояльно: я ни разу не был в полиции. Бывало, конечно, что меня прогоняли, но я просто возвращался через два часа и дорисовывал. Когда люди видят, что создаётся продуманная работа, и цель ее - не вандализм, то относятся спокойно.

- Что будет с уличным рисованием как направлением?

- На этот вопрос невозможно ответить. Могу только сказать, что и в этой области появляются новые технологии. Сейчас, например, иногда крепят на стены конструкции, чего не бывало раньше, или пускают видеопроекции.

Интервью с А. Нистратовой и Андреем Оленевым "Нижегородские романтики в Москве".
 

СОПУТСТВУЮЩИЕ МЕРОПРИЯТИЯ:

Выставка "Уличные романтики" Выставка "Уличные романтики"


© 2007 - 2016, ARCHITIME.RU - информационно-образовательный ресурс,
идея - Мария Малицкая
, architime@mail.ru, mail@architime.ru.
Администратор сайта - Белых Г.И.. Благодарность за помощь в создании сайта: Слапине А., Хомяковой Н., Торбину А., Малицкому Г., Кулагиной М. Д., Борис С..
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц моложе 12-ти лет.
 
УЗНАВАЙТЕ ПЕРВЫМИ
ОБО ВСЕХ АРХИТЕКТУРНЫХ КОНКУРСАХ И КЛЮЧЕВЫХ СОБЫТИЯХ -
ВЫБЕРИТЕ СВОЙ КАНАЛ ПОДПИСКИ:
e-mail подписка на ARCHITIME.RU
facebook - подписка на ARCHITIME.RU
vkontakte - подписка на ARCHITIME.RU
twitter - подписка на ARCHITIME.RU
Google+ подписка на ARCHITIME.RU Youtube-канал ARCHITIME.RU
e-mail подписка на ARCHITIME.RU

Яндекс.Метрика Rambler's Top100